Психотерапевтическая проза – инструмент для работы с детьми и подростками в русле Терапии творческим самовыражением М.Е. Бурно

О.Б. Левковская, врач-психиатр, психотерапевт

Ссылка для цитирования: Левковская О.Б. Психотерапевтическая проза – инструмент для работы с детьми и подростками в русле Терапии творческим самовыражением М.Е. Бурно / Психотерапия. – 2018. – Т.186, № 6– С. 71-77.

Аннотация

В статье представлены авторские рассказы для групповой и индивидуальной психотерапевтической работы с детьми и подростками по методу Терапии творческим самовыражением М.Е. Бурно (ТТСБ). Психотерапевтическая проза (ПП) является важным инструментом помощи подросткам в формировании самосознания (самоидентичности). Она позволяет сфокусировать внимание на основных чертах, силе и слабости каждого характера, способствует осознанию себя, как личности, своего Я, своих потребностей, нахождению пути профессионального самоопределения сообразно сильным сторонам. Использование ПП облегчает налаживание психотерапевтического контакта, способствует решению экзистенциальных мировоззренческих вопросов кризисного подросткового возраста.

Клиническая направленность Терапии Творческим Самовыражением М.Е. Бурно метода позволяет работать с детьми и подростками с психическими заболеваниями, с аффективными и поведенческими расстройствами детско-подросткового возраста. В самом широком смысле клиницизм опирается на естественно-научное понимание защитно-приспособительного характера симптомов, синдромов, расстройств. Клиническая психотерапия начинается от клинической картины и стихийной природной самопомощи и идет к направляемой психотерапевтом и более совершенной самозащите больного [2,3].

Саногенный потенциал творчества заключает в себе: эмоционально-стрессовое воздействие [9]; катарсический, смыслообразующий, стимулирующий, организующий, фокусирующий, защитный, коммуникационный эффекты [4]; сублимацию агрессивной экспансивности подростков, безопасную канализацию обостренных возрастных реакций, подражание эталонам красоты и др.

Воздействие на позитивные психотерапевтические мишени подразумевает развитие, формирование желательных изменений, помощь в формировании высших психических функций (в первую очередь самосознания), поведенческих паттернов, способов закрепления положительных эмоций, личностное усложнение и обогащение. Работа с подростковой дефензивностью, как неотъемлемой частью переходного онтогенетического периода, фокусируется на изучении «силы слабых», особенностях людей с дефензивностью и др.

Изучение характеров в русле ТТС

Занятия по изучению человеческих характеров занимают центральное место в Онтогенетически ориентированной программе по ТТСБ [5]. Основные задачи этого раздела: 1) научить различать идеалистическое и реалистическое мироощущение, как основу человеческого характера; 2) помочь в усвоении основных качеств каждого характера, сильных и слабых сторон, проявлений в жизни, произведениях искусства; 3) способствовать распознаванию индивидуально-характерологических особенностей каждого участника группы; 4) создать условия для нахождения участниками группы близких по своему характерологическому складу писателей, художников, музыкантов, произведений искусства; 5) помочь пробуждению собственного целительного творческого вдохновения согласно своему характеру, природным особенностям.

Изучение характеров происходит через знакомство с ними в книге М.Е. Бурно «О характерах людей» [1]. Также хорошо понятны и любимы детьми и подростками герои короткой прозы А.П. Чехова, персонажи современных фильмов и анимационного кинематографа [6,7]. ПП, созданная с целью высветить, подчеркнуть особенно важные черты каждого характерологического типа, облегчает понимание данного материала. Главные герои авторских психотерапевтических рассказов – это природные объекты, животные, бытовые предметы. Сказочное оживление и одушевление неживого при работе с подростками, с одной стороны, создает необходимую безопасную дистанцию в обсуждении, позволяет преодолеть реакции оппозиции и подросткового негативизма, что особенно важно на начальном этапе психотерапии. С другой стороны, в детском возрасте такая форма изложения материала соответствует хорошо известному феномену антропоморфизма, согласно которому детское восприятие и сознание наделяют окружающие предметы, природные объекты человеческими переживаниями и свойствами, уподобляя их человеку. ПП создается не в угоду острому, захватывающему сюжету, а для раскрытия внутреннего мира главного героя, особенностей его реагирования в разных обстоятельствах и взаимодействия с другими, поиска своего места в жизни и т.д. Чтение психотерапевтических рассказов происходит во время занятия, посвященного конкретному характеру. Психотерапевт побуждает участников занятия вглядываться в персонажей, предваряя прослушивание рассказа следующими вопросами: «Сейчас вы услышите рассказ. Подумайте, какие черты характера можно увидеть в главном герое?», «Встречали ли вы в своей жизни людей с похожим характером?», «Как проявляют себя такие люди? В чем их сила и слабость?», «В каком деле, профессии могут пригодится сильные стороны этого характера?», «Чем может отличаться творчество людей данного склада?» и др. Ниже приводим авторские рассказы, посвященные синтонному (сангвиническому, циклоидному) и авторитарно-напряженному (эпилептоидному) характерам.

Сосна и Шишка – синтонные

«Я – сосновая Шишка. Я родилась и выросла на огромном могучем дереве. Наше дерево стоит на песчаном откосе, уходящем прямо в реку. Давным-давно откос был высоким и обрывистым, а деревья, стоявшие на нем, юными и тонкими. Постепенно вода и ветер делали свое дело. Песок постепенно осыпался, вымывался дождем и таявшим снегом, выдувался ветром. Здешние деревья повзрослели, их корни обнажились из-под грунта. Вся, обычно скрытая для человеческого взгляда, самая сокровенная часть дерева, можно сказать его сердце — корни, оказались на виду. Корни нашей Сосны особенно причудливы, по форме напоминают торчащие в разные стороны корявые, сухие пальцы. Как будто сказочный гигант захотел что-то поднять с земли, да так и замер, застыл навечно. Гуляющие здесь дети, залезают и прячутся в этих переплетениях, играют в «домики», «шалаши», «пещеры» и даже «вигвамы». Дети растут, но по-прежнему помещаются в нашем убежище. Видимо, корни все больше вылезают на поверхность…¹

Летом, поздней весной и ранней осенью – настроение у моей Сосны отличное, также, как и зимой. В хорошие дни жизнь кажется такой, что лучше и не придумаешь. Стоим на берегу, все видно, все слышно, утка ли проплывет, ворона ли прокаркает, детишки ли захохочут.² На душе спокойно и радостно, надеюсь, Вы не сомневаетесь, что у каждого дерева и шишки есть душа. Хочется поделиться этим теплым душевным светом со всеми. В такие дни, что бы ни случилось, мы живем полной жизнью, сочувствуя и сопереживая всем живым существам.

Как-то летом у соек выпал птенец из гнезда. Разбился, бедолага, насмерть. Сойки в горе носились по всему лесу, кричали, плакали, проклинали злосчастную свою долю. Нашли утешение у нас, на нашей Сосне. Дерево, сострадая паре пернатых и любя их за это страдание, как-то по-особенному уютно подстилало свои ветви, мягко укачивало их в такт порывам ветра, тихо скрипело стволом. Сойки отгоревали, отпели свою песню-плач и покинули дерево. Ведь ничто не длится вечно, даже горе…

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-1В другой раз друг Дятел заболел. Шапочка его красная как-то полиняла, потеряла свою яркость и праздничность, клюв ослабел. Дятел не мог уже без устали стучать по стволу, выискивая насекомых. Мы с деревом его обогрели, ободрили добрым словом, напоили смолой, накормили семенами. Прожил он в нашем «санатории», это Дятел так пошутил, без малого неделю. Окреп, сил набрался и пошел стучать, долбить…

Случается, что муравьи приползают жаловаться. Бывает, что кто-то свадьбу на Сосне играет, а то и гнездо строит. Все – и с горем, и с радостью летят к нам. Мы с Сосной научились радоваться чужим радостям и сочувствовать чужим горестям.

А вот в начале весны и сейчас осенью настроение портится. В душе поселяется тоскливость. Внутри все как будто сжимается от плохих предчувствий. Время замедляет свой ход. Все жизненные соки тоже замедляют свое течение. И все самые обычные неурядицы, неприятности навевают чувство безысходности и безнадежности. Корни, кажется, вот-вот оторвутся от земли, и мы рухнем все вместе, Сосна, шишки, наша тоска, мир, планета Земля… Только где-то в самой глубине все же теплится воспоминание о радости…

 %d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-3Вот несколько дней назад села на Сосну сорока, особа несдержанная, болтливая. Так что же? Раньше мы перекинулись бы с ней парой фраз, новости лесные узнали. Теперь же вся эта болтовня, как камни с обрыва, на нас катится. Хочется спрятаться, не слушать пустого. Или вот Дятел вчера прилетал, он понятно, добра хочет, выискивает термитов и прочих паразитов. В другое время, почувствовал бы он нашу признательность, услышал благодарность. А тут даже удивился нашим стонам-причитаниям. Спрашивает, заболели, что ли? Душа болит, что скажешь».

Вот так жила Шишка, то радостная, то грустная. Во второй половине жизни она как-то вся округлилась, распухла, из нее высыпались на землю семена. ³ А через какое-то время и сама она упала с дерева. Здесь ее подхватывали мальчишки, кидались друг в друга. Шишке становилось опять весело, она чувствовала биение жизни и свою нужность. Ведь доставлять радость или разделять ее с другими было ее самым любимым делом. У Шишки был такой талант…

Мухомор-воевода

«Я – гриб, Мухомор. Я росту в парке, под соснами. ⁴ Иногда я слышу, как люди называют весь этот лес вокруг меня Серебряным бором. Так вот, оказывается, как звучит имя моей Родины! Мне вообще нравится слушать, что говорят вокруг люди. Можно узнать массу полезного. Вот, например, совсем недавно, прямо рядом со мной, на толстой ветке ивы, склонившейся почти до самой земли, сидел человек, он читал книгу вслух, какого-то Гоголя. Я, конечно, прислушался. Признаюсь, не очень-то понравилось, мудрено, причудливо, витиевато слишком. Мне из этой пьесы запомнилось только одно место: «Это всё равно, что полководец: что он должен чувствовать, когда нет войны? Это, любезнейший, просто фатальный антракт. Я знаю это по себе». Вот это здорово сказано и понятно, прямо про меня. Я сейчас буквально ощущаю этот самый «фатальный антракт».

С самого своего рождения я чувствую в себе полководческую силу, а вынужден сидеть один-одинешенек, прикрывшись палой листвой и иголками. Мое предназначение в другом: собрать бы мою грибную рать, и – в бой! Например, можно пойти войной на цветковые или кустарниковые. Что-то в последнее время они очень уж загордились, цветут, ягодами наливаются, воображают вообще. Надо их поставить на место, пусть знают, кто здесь главный! Справедливость требует, чтобы каждый занял свое единственно правильное, отведенное ему место! Грибы ядовитые, разумеется, это воинская элита. Я – мухомор — фельдмаршал, поганки – генералы, белые-боровики и красноголовики – полковые командиры, а все остальные сыроежки, опенки, грузди и прочая грибная шелупонь незначительная – это наши рядовые солдаты! Чем не армия?

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-4 Вот тоже не так давно услышал, как один старик почтенного возраста, седой совсем, согбенный и медленный, как моя соседка-улитка, а все ж твердый какой-то и неколебимо-суровый говорил с мальчиком, своим спутником о давней большой человеческой войне, которая унесла многие жизни людские и о военачальниках, которые прославили свои имена на века. Представилось мне тут, как я под моим красным знаменем в белом горохе веду войско грибное на врага, уж я бы сумел вдохновить моих воинов на победу, на славную и великую победу за нашу Родину! Нет того врага на свете, что мы не смогли бы одолеть! Ура!».

Так рассуждал про себя Мухомор, мечтая сразиться не на жизнь, но на смерть, с коварным врагом, или уж хотя бы со своими соседями, так как в нем постоянно кипела и переливалась через край эта неутолимая жажда командовать, повелевать, предводить и распоряжаться. И простоял бы он так, краснея и распухая от властолюбия и гнева, пока не рассыпался бы в прах. Если бы в один прекрасный день не стал Мухомор-воевода прибежищем и надежным пристанищем для преклонных лет червя, дряхленького слизняка, слабой улитки и крохотного, только народившегося на свет жука-оленя, которые облюбовали мухомор, чтобы спрятаться под его надежным и верным покровом. Покряхтел, поворчал, посердился мухомор-воевода, но ничего, согласился, ведь кто-то же должен защищать и оберегать старых, да малых, да слабых, от века до века и во все времена…

Психотерапевтическая проза может использоваться как дополнительный инструмент при изучении человеческих характеров с детьми и подростками, вводя их в пространство клинической характерологии простой и познавательной тропинкой, говоря на одном языке с детьми, обращаясь к понятным образам и персонажам.

Список литературы:

  1. Бурно М.Е. О характерах людей (психотерапевтическая книга). – Изд. 3-е, испр. и доп. – М: Академический проект; Фонд «Мир», 2008. – 639 с. – (Психотерапевтические технологии).

  2. Бурно М.Е. О самом главном в терапии творческим самовыражением М.Е. Бурно (ТТСБ) сегодня [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 3. URL: http://medpsy.ru (дата обращения: 22.08.2017).

  3. Бурно М.Е. О психиатрически-психотерапевтическом клиницизме / Психическое здоровье. – 2017, №12. – С. 76-83.

  4. Копытин А.И. Психодиагностика в арт-терапии. – СПб: Речь, 2014. – 288 с.

  5. Левковская О.Б. Онтогенетически ориентированная программа по Терапии творческим самовыражением Бурно М.Е. (ТТСБ), подготовленная для работы врача-психотерапевта в условиях профильных детско-подростковых психиатрических отделений / Психотерапия. – 2015. – Т. 153, № 9. – С. 27-37.

  6. Левковская О.Б. Групповая работа с подростками в психиатрическом стационаре по методу Терапии творческим самовыражением (Бурно М.Е.): опыт использования киноискусства / Психотерапия. – 2018. – Т.181, №1. – С. 87-92.

  7. Левковская О.Б., Парлашкевич А. О. Психотерапевтический и образовательный потенциал киноискусства (на примере интернет-проекта Psynema.ru) / Вопросы психического здоровья детей и подростков. – 2017, том 17, № 1. — С. 123-131.

  8. Левковская О.Б., Шевченко Ю.С. Теоретико-методологическое обоснование применения Терапии творческим самовыражением Бурно М.Е. для подростков с психическими нарушениями / Психиатрия, психотерапия и клиническая психология. – 2015, том 22, № 4, — С. 152-159.

  9. Рожнов В.Е. Руководство по психотерапии / Под ред. В.Е. Рожнова. – 3-е изд., доп. и перераб. – Т.: Медицина, 1985. – 719 с.

  10. Шевченко Ю.С., Левковская О.Б. Терапия творческим самовыражением (Бурно М.Е.) в психотерапии подростков / Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова (Детская невр и психиат). 2016; выпуск 2, том 16, №4. – С. 57-61.

  11. Шевченко Ю.С., Баздырев Е.И. Природа и проявления психопатологического диатеза (эволюционно-биологический взгляд) / Вопросы психического здоровья детей и подростков. – 2013, том 13, №1. – С. 5-15.

Ольга Борисовна Левковская — преподаватель Центра Арт-терапии, врач-психиатр, психотерапевт, ГБУЗ «Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков им. Г.Е. Сухаревой» Департамента здравоохранения города Москвы, ФГБОУ ДПО Российская Медицинская Академия Непрерывного Профессионального Образования Министерства Здравоохранения Российской Федерации, o.levkovskaya@gmail.com

google-site-verification: googleb644a85df5e2c986.html